karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Коллективная память галута в зеркале экспрессионизма

Мане-Кац был и слывет поныне одним из ярчайших представителей еврейского экспрессионизма в Париже и парижской школы в целом. Художники "Эскола де Пари" в большинстве своем были евреями, приехавшими во Францию  из Восточной и Центральной Европы в начале 20 века. Именно эти молодые, бедные и дважды голодные (буквально - и до искусства, и до свободы) евреи из местечек изменили французскую живопись в промежутке между двумя войнами, развили авангард во всех проявлениях и превратили Париж в столицу мира, притягивающую молодые силы и порождавшую множество нестандартных идей. 

 

А Мане-Кац был еще и нестандартной фигурой в том непростом времени - некрасивым, но обаятельным, одиноким, но дружившим с сотнями примечательных личностей своего времени, упрямым вечным скитальцем. Поселившись в Париже в 20-е годы прошлого века, он рисовал, не переставая, еврейские местечки, пейзажи Восточной Европы и портреты жителей штетлов. Был ли он художником гетто? Скорее, он был художником памяти, создавая портреты раввинов и цадиков, сцены праздников и ритуалов. Традиция была для него источником вдохновения, формировала его мировоззрение. Он рисовал учеников ешив, согбенных над книгами, детей в Хедере, свитки Торы, старцев, погруженных в размышления, трубящих в шофар, песни и танцы хасидов, семьи, прогуливающиеся в субботу, моменты молитвы в синагоге, свадьбы и похороны, образы "страшных бедняков и жутких нищих", карликов и непропорциональные вывернутые фигуры. Еврейская повседневная жизнь на его работах - это чтение Торы и молитвы, религиозная погруженность, увлеченность,  фанатизм. Образы на его картинах воплощают еврейский дух, создают собирательный портрет еврейского ортодоксального еврея, хасида. Точнее тот образ,  который мы сейчас - в веке уже 21-м - считаем соответствующим нашим представлениям о том, что было тогда.  

Начиная с конца 30-х годов и во время Второй мировой войны Мане-Кац занимался темой европейского еврейства и темой Катастрофы. Он - выросший в традиционной атмосфере, в еврейском мире, стертом войной, пытался передать в живописи и ужасы войны, и надежду молитвы. И делал это в своем экспрессионистском стиле, с нарочитой чувственностью, излишней яркостью, изломанностью форм. Мане-Кац применял идеи экспрессионизма к зарисовкам еврейской жизни, типажей, дрожащих в судорожном изломанном танце, извивающихся исчезнувших призраков.

Искусствоведы говорят о признаках коллективной памяти галута в его картинах и приписывают оптимизм его живописному настроению, но на поверхности - печаль, ужасы Катастрофы, дерзкая, иногда грубая живопись. Фигуры, формы и линии теснят друг друга. Так или не так, но Мане-Кац декларировал: "Я - еврейский художник и горд этим званием". Он не пытался спрятаться за еврейство своих работ или извиниться за него, а гордился званием "еврейского художника". Его картины стали не только свидетельством прежней жизни, но и способом увековечить то, что ушло навсегда.    

У Мане-Каца - яркая биография. Звали его поначалу Имануэль Кац - Моня, на французский манер - Мане, и, попав в Париж, он начал на французский манер подписывать свои работы "Мане-Кац". А родился Мане-Кац в Кременчуге на Украине в многодетной семье служки одной из синагог уже в позапрошлом веке - в 1894 году. В 16 лет он понял, что живопись привлекает его больше, чем перспектива стать раввином, ушел из йешивы и с двумя рублями в кармане добрался до Вильно, потом уехал в Миргород, и в 1911 году - в Киев, в Киевскую школу изящных искусств. Учиться в Париж он поехал в 1913 году, раздобыв рекомендательные письма к барону Гинцбургу и скульптору Нахуму Аронсону. Попал в Школу изящных искусств к профессору Фернану Кормону, известному тем, что у него учились Ван Гог и Тулуз Лотрек, а позже - Хаим Сутин.  

В 1914 году, после начал Первой мировой войны, Мане-Кац вернулся в Россию, жил в Петрограде, перезнакомился со всеми художниками того времени и уже тогда начал собирать живопись и предметы иудаики - богатство его коллекции производит впечатление и по сей день. Революция 1917 года заставила его вернуться в Кременчуг, где он начал преподавать живопись. В 1921 году Мане-Кац навсегда покидает Россию, вновь уезжает в Париж и живет там более 30 лет, снискав славу экспрессиониста, импрессиониста и еврейского художника - «летописца своего народа». Факт, что Мане-Кац был примечательной личностью и выдающимся художником: его первую выставку в Париже в 1923 году посетил Пабло Пикассо и внимательно рассматривал каждую картину, позже приобретя несколько полотен художника. Портрет Мане-Каца работы Пикассо от 1932 года хранится в Хайфском музее искусств.  

В Эрец-Исраэль Мане-Кац впервые попал в 1928 году. "Что больше всего удивило меня, - писал художник, - это насколько все здесь напоминает жизнь маленького еврейского города в России… я вспоминал свое детство… Приближается канун субботы. Город (Тель-Авив) замирает, прекращается движение. Вы можете увидеть субботние свечи, зажженные в открытых окнах. Благостная тишина простирается над городом… Я снова думаю о своем детстве…" (23 сентября 1928 года, газета "Рассвет", издававшаяся в Париже под редакцией Жаботинского). Позже, в 1937-м году, за картину "У Стены Плача" он получил золотую медаль на Всемирной Парижской выставке 1937 года.  

В начале Второй мировой войны Мане-Кац, как гражданин Франции, был мобилизован рядовым и отправлен в военную школу. Оказавшись со своей частью в Руане, он попал в плен к немцам, но сумел бежать. Ценой неимоверных усилий добрался до Америки. С 1940-го и до окончания войны Мане-Кац жил в Нью-Йорке. Первым из художников в 1945 году вернулся в Париж.  

Летом 1946 года он снова приехал в Эрец-Исраэль. А спустя два года, во время войны за Независимость, привез в Тель-Авивский музей искусств шестьдесят своих работ. С того времени он приезжал в Израиль каждый год. В последний раз он уехал в Париж и вернулся в Израиль уже смертельно больным. Еще в 1958 году, при жизни мастера, с муниципалитетом Хайфы было достигнуто соглашение о строительстве для него дома и мастерской - в обмен на завещание, в котором городу передавались все его произведения и собранная им уникальная коллекция. Здесь, в этом доме, он провел последний год своей жизни. 9 сентября 1962 года Мане-Каца не стало. Музей его имени был открыт в Хайфе в 1977 году.    

Маша Хинич, tarbut.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments