karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Category:

Совпадения предвиденностей в металле

Жизнь, как все уже убедились, состоит из случайностей, вовсе не случайных, а предопределенных. Судьбой и совпадением в ней случайностей было предначертано, что художник и скульптор Андрей Куманин родился в Москве в семье инженера-металлурга и балерины, изучал металловедение и мечтал о танце. Судьба плела свою паутину, он ковал свою сеть – сеть убеждения и желания выразить танец в металле. Скульптуры Андрея Куманина можно увидеть на постоянной выставке его работ в центральной тель-авивской библиотеке "Бейт-Ариэла", и до 4 июня – на выставке "Motion & Stations" в павильонов номер 6 тель-авивского развлекательного комплекса "Ха-Тахана" на границе с Яффо.

Для увеличения нажми на меня!

 

Motion and Stations, Ход и Станции, Движение и Остановки. Не случайно, выставка "Движения и Остановки" проходит именно на Станции, на тель-авивской "Ха-Тахане", где рельсы 19 века глубоко ушли в старый булыжник, где камень скрывает металл, а песок с моря заносит все пылью. Продолжим метафоры: выставка " Остановки " стала заметной вехой, остановкой в творчестве Андрея Куманина. Остановкой, после которой движение убыстряется, усложняется.
Деревянный павильон. Под высоким потолком – стая перелетных птиц, летящих к морю над песчаными дюнами – клумбами вокруг скульптур. Каждая скульптура – как лиана, тянущаяся вверх: железные розы, ломкие женщины, изменчивые, скользкие и блестящие как вода лошади. Кресла, столы, свадебный балдахин - хупа, ржавое железо, кованые гвозди, блестящий металл – все танцует как языки огня, полыхает как пламя. Земля (песок, в который погружены работы), огонь (через который прошел раскаленный металл), вода (где застыло охлажденное железо), воздух, который держит птиц – четыре стихии объединены в этой экспозиции. Оформлявший выставку театральный сценограф Саша Лиснянский установил железные фигуры в песчаных насыпях, а на стенах развесил огромные фотографии ржавых железных плит. А посередине – эти плиты, но уже после "остановок" – огонь, вода, воздух, танец - ставшие скульптурами.

42714951143b54ef47dfe6cb1a4bee28_koumanin1.jpg

Сам Андрей Куманин – не реальный, а видео-явленный, в фильме, подготовленным к выставке, танцует, кует, говорит. Таковы и его работы – танцующие, говорящие отражения сына балерины, человека искусства и человека железа.
Андрею Куманину покровительствует фирма “Schleisner Ltd.” – металлургическое производство, основанное в Израиле еще в 1940-м году. Сегодня фирма семейный бизнес - управляется внуком основателя, все три поколения семьи были на открытии выставки. Не мудрено, что к этому богатому производству пытались припасть (и удачно) многие израильские скульпторы, работающие по металлу, те знаменитости, чьи работы украшают наши городские и пустынные пейзажи.. Но Андрей Куманин стал первым, ради кого это металлургическое производство открыло собственную галерею - с кураторами и каталогами, с речами и приглашенными, и первая экспозиция “Schleisner Gallery" - как раз и есть выставка "Motion & Stations" на тель-авивской "Тахане".

И еще одно совпадение: в Москве Андрей Куманин закончил МИСиС – институт стали и сплавов, так что его знакомство с "Schleisner" также было явно предопределено. Скульптурой он занялся с 1987 года, именно ею живет в Израиле, сумев увидеть красоту и танец в ржавом листе железа, как другие видят ее в глыбе мрамора. Танец его работ – легок, летуч, хотя фигуры и прикованы к пьедесталам, к грубым деревянным чурбанам. Кованые розы, мощные птицы, становящиеся прозрачными в полете (как металл в пламени), человек тоскующий, пытающий вырваться за пределы клетки – лодки. Шершавые сколы, полированные поверхности, у женщин руки закинуты за головы, ноги плетут изломанные узоры. Вокруг тел–стеблей вращаются обручи и кольца. Кольца сковывают балерин, а обручи дают им еще одну степень свободы, еще один вектор движения, все ускоряющегося, вырывающего крепкие гвозди, выворачивающего заклепки, отрывающего фигуры от деревянных брусков-подставок и швыряющего их в песок, в огонь, вбивающего в камень.

Пара, балансирующая на кольце-колесе, цветок, пробивающийся сквозь раму окна. Подставка под стеклянной столешницей стола завивается и превращается в лиану, лианы в цветы, цветы заплетаются в лошадиные гривы и из куска металла слышна лошадиная поступь. Металлический прут сжат и пружиной ввинчен в деревянный спил, из которого хищно торчат лапки-ножки. Вновь женщина, солнце, луна. Четыре стихии сталкиваются в металле и разыгрывают балетное действие в театре "Ха-Тахана", программу-каталог которого оформила театральная художница Полина Адамова. А сам Андрей Куманин устраивает свое представление балетного Гефеста – пока на выставке, а затем может и на сцене?

Для увеличения нажми на меня!

Для увеличения нажми на меня!

******

Андрей Куманин - кузнец по профессии и скульптор по убеждениям, специалист по художественной ковке металла. Он - один из наиболее заметных в Израиле кузнецов-скульпторов, кузнецов-хореографов и кузнецов-модельеров: помимо изготовления декоративных кованых вещей и украшений для дома, Куманин в пытается воплотить в железе саму суть танца. Пляски огня делают этот твердый и хрупкий материал мягким и податливым, заворачивают его в пируэты движения.
Андрей нагревает металл до 1000 градусов, расплавляет его, и из огненного потока рождается танец - подобно танцу языков пламени в горне. «Я разговариваю с помощью железа и огня» - так описывает Андрей свои работы, «танцующее железо», железную и бронзовую скульптуру, появившуюся не в последнюю очередь благодаря поколениям балетных танцовщиц и ученых-металловедов в его семье. Пересечения судеб людей становятся для него вдохновением для пересечений движения и идей в железе.

Он родился в Москве в балетной семье. Его мать танцевала в Большом театре, бабушка - Вера Шабшай - была известным хореографом и одним из зачинателей танца модерн - новой пластики тела в послереволюционной России. Отец был профессором-металлургом. А прадед, в доме которого Андрей родился - известный еврейский меценат Яков Фабианович Каган-Шабшай, тот самый, у которого был свой электротехнический институт имени Каган-Шабшая. В 1920-е годы он собирал картины еврейских художников - Шагала, Фалька, Лисицкого, Малевича. Так что Андрей продолжает балетные и художественные традиции семьи - но уже в Израиле, в своей мастерской, в металле и пламени, придумав новую пластику движения уже в металле.

В Израиль Андрей Куманин репатриировался в 1992 году. В Москве до этого он четыре года работал в кузнечных мастерских, на отделениях художественной ковки, в том числе в кузне на Мосфильме. Ковка для него - театральное действо, в которое включены огонь и металл, красивые движения и режиссура, музыка наковальни, определенный музыкальный ритм. Разговор молота и наковальни создают музыкальный аккомпанемент его танцующим скульптурам. Кузнец в его представлении - это хореограф, а классическая кузнечная техника - способы соединения железа - идентична способам соединения людей в танце.
Работы Андрея Куманина разбросаны по всему миру. Именно он изготовил огромного кузнечика, украшающего ворота Шекспировского театра «Глобус» в Лондоне, и получил за это почетную грамоту от королевской семьи.

Маша Хинич

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments