karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Categories:

Эйлат – толстый кот танцует под джаз

Эйлат нынешнего, 2012 года, середины января того самого запутавшегося времени, пороками которого в Интернете пугают пророки, походит на наглого, зарвавшегося и от легкодоступной сытости считающего, что ему дозволено все, кота. Этот кот ленится бегать за мышами, он ленится подходить к миске, он уже даже ленится мурлыкать. Он занял все пространство – так, что даже песка у моря не осталось – и ему продолжают приносить все потребное, и даже просят принять подношения. Турция! Как многое ты сделала для Эйлата! Дружно перестав ездить в Турцию, не полностью еще изучив Грецию, израильтяне патриотично начали атаковать Эйлат – все больше, и больше, и больше. И потому, поскольку выбор для окружающих стянулся в одну южную точку на маленькой карте маленькой страны, эйлатский кот стал наглым, агрессивным и неприятным, хотя воспоминая о возможных теплых чувствах еще искрят в подсознании.


Впрочем, Эйлату все равно: манипуляция общественным сознанием достигла пика, и эта пыльная здравница-курорт – тесное скопище не самых комфортабельных по глобальным меркам гостиниц - превратилась в насос по выкачиванию денег из дураков, сиречь из нас и из всех, стянутых в эту точку отсутствием должного выбора, распродажами, купонами групонов и группами купонов, рекламой, капризами и скидками, корпоративными выездами в целях коллективной дружбы и просто сиюминутной слабостью в попытке изменить окружающую действительность хотя бы на уик-энд.

По суше и воздуху всасываются бледнолицые в Эйлат. Поток автомобилей на ухабах при въезде в город разделяется на ручьи, каждый стремится в свой гостиничный анклав, а затем ручьи делятся на ручейки и втекают на гостиничные стоянки, почему-то рассчитанные на пару десятков автомобилей, при том, что номеров в гостинице – пара сотен. Кто считал и планировал? Наверное, кот Шредингера, считавший, что одновременно можно существовать в нескольких реальностях. В нашей реальности мы приехали отдыхать, а не искать стоянку. В их – "гостиничной" - нам предлагается тут же, в регистратуре гостинцы, не обеспечивающей своих постояльцев стоянкой, купить за 20 шекелей дневную карточку для парковки автомобиля "где хотите". Где? Где хотите, где найдете места – например, возле другой гостиницы.

Так. А что с интернетом? Пожалуйста – час за 25 шекелей, день – за 75 . А в другой гостинице? Возле которой стоянка? Там – то же самое. Так во всех гостиницах города – в тех, куда дотягивается лапа кота.

 Вы упали в обморок при мысли, что не сможете бесплатно подключиться к Интернету? Интернет-судороги отлично смываются красным вином. Не самым плохим – в Тель-Авиве такая бутылка стоит 34 шекеля. Вы можете заказать ее в лобби гостиницы – всего за 160. А как там со здоровой конкуренцией? Она присутствует: в магазинчике напротив у вас попросят всего 120 шекелей. Но конкуренцию подминает тяжелое брюхо консолидации. Хотя упомяну "Кафе-кафе" на набережной – там Интернет бесплатный, зато заказанного бокала пива ждут полчаса – наверное, чтобы успеть прочитать новости на экранчике смартфона и просмотреть почту. Через полчаса официант удивляется, что вы еще не ушли, приносит бокал свежесваренного, судя по времени обслуживания, пива и вы отправляетесь восвояси в поисках хоть какого-то убежища в городе. Я знаю про парк фламинго и про ферму верблюдов, про Тимну и Йотвату, про заповедник Хай-бар и про пляж дельфинов, и про Аквариум, и про кибуцы Аравы и Эйлота с их гордой гидропоникой и невероятными аграрными достижениями, про пальмы и Иорданию, про институт изучения пустыни и даже про Египет неподалеку. Но я – про город с одним памятником "чернильному флагу".

Итак, восвояси в поисках убежища. Куда? Конечно в мифологический ресторан "Мифлат ахарон" ("Последнее убежище"), вошедший в нарратив израильских легенд благодаря людям и войнам. А еще в нем всегда, пожалуй, еще в прошлом году, хорошо готовили и красиво подавали приготовленное. Но "всегда" заканчивается в 2012-м. По крайней мере, если в дорогом ресторане к рыбному блюду не приносят лимоны, забывают о мельничке для перца и салфетках, когда-то крахмальных, но не забывают о счете, при виде которого креветки-джамбо дружно вылупливают глаза, даром что их – замороженных – выдавали за свежие.

Вы когда-нибудь прогуливались по задворкам эйлатских гостиниц? Я рискнула, потому что не могла вынести музыку на набережной. То была познавательная прогулка - краткая, печальная и отвратительно пахнущая. Через пару зигзагов мы вышли к пирамиде IMAX, окруженной стайкой гипсовых, раскрашенных в цветочек рыб с пухлыми губами. В пирамиде - музей восковых скульптур и трехмерный кинотеатр, куда ребенок с утра тянул посмотреть фильм про динозавров и инопланетян. У инопланетян иные понятия: IMAX открывается в семь вечера, как раз когда пора кормить детей ужинать и начинать загонять в постель. Кстати, об ужине – в нашей весьма в общем милой и комфортабельной гостинице - не все же столь мрачно, он как раз в 7 вечера и начинался – так что либо кино, либо суп.

А еще – почему простыня и одеяло для ребенка стоят дополнительно 227 шекелей в сутки? Я надеялась, что за эти деньги дадут комнату побольше. Но нет – просто раскрыли диванчик, так что сидеть было не на чем, и застелили его. Стоянка - нет, Интернет – нет, IMAX – нет, вино - нет, бассейн - да, но холодно, пляж – нет, потому как грязный, тесный и холодно, ужин – вкусный, постель – удобная, сон – крепкий, не буду врать, к крикам муэдзинов из Акабы привыкаешь мгновенно, утром - завтрак и легкий скандал. Почему? Да потому что еще осенью в этой гостинице завтрак сервировался до 11 утра, а сейчас – в 2012-м - до 10.30. У входа в столовую вместо улыбчивого метрдотеля - пара крепких девушек смотрят цербером и в 10.33 просто таки шипят дуэтом – "не пущу". Прорвалась с криком, подкрепилась кофе и на набережную.

Что такое эйлатская набережная? Это разводной мост посередине – главная аттракция, направо от моста и налево от моста. Под мостом - когда его разводят – в марину картинно, зрелище для зевак, под крики того самого главного, кто натягивает простую веревку, иначе толпе не объяснить, что в эту прозрачную зеленую воду можно упасть, проходят прогулочные яхты. На дизеле, естественно, паруса – нарисованы. Слева и справа – полное отсутствие пляжа. Узкая полоса песка-гравия заставлена лежаками (лежать можно за деньги, бесплатно - только левитировать), втиснутыми между баками для мусора, киосками и сараями-зулами, хозяева которых, неприлично загорелые и всегда в линялых майках с фаллическими, подвядшими на солнце символами, хватают вас за руки и тянут на катера, корабли, пароходы, яхты, подводные лодки, катамараны, водные велосипеды и даже на дирижабли и вертолеты, только заплатите вперед и сразу за всё. Но пародия на пляж – только слева, в Иорданской стороне. Справа – ближе к торговому молу, песок уже давно вывезен подрядчиками, здесь чудовищно тесно даже не в сезон, грязно, сам воздух возмущен громкостью и подбором музыки, под которую фланирует парад мам с колясками, протискиваясь между лотками с дешевыми фенечками и колечками, вешалками с шарфами и шароварами с расползающимися швами и развалами с шерстяными вязаными ушастыми шапками, оказавшимися столь нужными на Зимнем фестивале джаза в Эйлате в этом холодном январе.

Левая набережная – пошире и почище, магазины с остатками модных тряпок прошлого сезона, пара витрин, украшения в которых могут отвлечь от состояния настороженности.  Толпа начинает тебя обходить, потому что в тебе уже звучит музыка – тот самый джаз…

ИЛИ…

Или убежать, уехать в ту часть Эйлата, что за портом, ближе к КПП в Табе, нырнуть с аквалангом, поплавать среди разноцветных полосатых рыб и колючих кораллов, а потом вообще не выходить из гостиницы – из той, что выглядит поприличней, где большое лобби, хороший бассейн, удобные номера, вкусная еда. Провести два дня вдвоем, без телефонов и компьютеров – несбыточная мечта современного человека неразумного. Поговорить, почитать, посмотреть телевизор – это для меня лично, потому что в будничной жизни телевизор не смотрю. Это в идеале. Иногда получается.

ИЛИ…

Или приезжать в Эйлат только на фестивали. Только для того, чтобы слушать музыку. Классику, камерную или джаз. Или на фестиваль в Тимну – когда тебя три дня водят за руку и не дают оглянуться вокруг, когда взгляд устремлен только на сцену. Так было и с нами. Ведь все вышеописанное – сиюминутные переживания, пусть еще и не забылись. Мы слушали джаз – джаз в Эйлате зимой 2012 года, и то был прекрасный джаз. Каждая нота, каждая минута, каждый из 8 концертов зимнего эйлатского джаза в порту был совершенен (но язвительность точит меня – портовые охранники оказались грубы). Куртуазный норвежец Карл Сегем, трубящий в рог и саксофон с рыцарской, или все еще языческой убежденностью викингов. Американцы - трио The Bad Plus, игравшие супер-виртуозно, переигравшие "Весну Священную" Стравинского так, что, даже вспоминая, замираешь. Кореянка-француженка  Юн Сун На, сразу и безоговорочно влюбившая в себя полутотысячный зал, певшая и Бреля и Тома Уэйтса. Снобистки-очаровательный Омер Кляйн. Third World Love – этот состав я перечислю поименно, из уважения и любви даже по два раза: Авишай Коэн - труба, Омер Авиталь – контрабас, Йонатан Авишай – фортепьяно и Даниэль Фридман – ударные (еще раз, как обещано: Авишай Коэн - труба, Омер Авиталь – контрабас, Йонатан Авишай – фортепьяно и Даниэль Фридман – ударные). Ури Кейн, гений интерпретаций, разделавшийся с Моцартом, как геометр с пентамино, и импровизировавший под ночные темные гудки сухогрузов.

The Flecktones во главе с Бела Флеком – таким спокойным и достойным, и с совсем безумным барабанщиком Рой Вутеном, чей брат гитарист Виктор Вутен уже бывал в Эйлате, и вот - приехал и с The Flecktones. Рой - Future Man - придумал смесь гитары с барабанной установкой и не расстается с этой диковиной доской с латунными кнопками, соединенной с кибер-будущим на сцене. Молодые музыканты на джем-сейшнах, молодая публика, старинные знакомые, коньяк в дамской сумке и диски, купленные в перерывах, которые мы слушали на обратном пути домой, во время ливня в пустыне, едва не смывшего нас в пропасть у Махтеш-Рамон. Капли музыки пропитали нас, как дождь пропитывает песок, смыли левантийскую эйлатскую наглость, остался только джаз. Ради музыки стоит ездить в Эйлат. Если повезет, то будете спускаться в лифте к завтраку с невыспавшимися музыкантами, размышляя, где именно между духовным и материальным рождается музыка.

P.S. Благодарю устроителей фестиваля "Зимний Джаз в Эйлате" и гостиничную сеть, пригласивших меня на это фестиваль. Наша гостиница была комфортабельна и уютна, и в ней отлично кормят. Все было хорошо, за исключением вышеописанных "но". Но… музыка выше этих мелочей.

Маша Хинич


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments