October 23rd, 2019

Израильская Опера и Иерусалимский оркестр «Восток-Запад» открывают новый концертный сезон

Верхнее фото: Tom Cohen – by Yossi Zwecker

10 ноября в Оперном театре Тель-Авива состоится открытие нового сезона музыкального цикла «Восток-Запад». В концерте «Фортепиано и оркестр» примут участие три пианиста-виртуоза и оркестр под управлением Тома Коэна. В программе концерта: музыка разных культур от звукоряда макама и арабских ритмов до сочинений Моцарта, Хачатуряна, Грига и других композиторов.

В концерте 10 ноября принимают участие:

Прекраснейший джазовый и классический пианист Омри Мор, сочетающий классику, фортепьянный джаз и  североафриканские ритмы;

Гай Минтус  – пианист, комбинирующий  джаз с турецкими и греческими мелодиями;

Низар Алькатар – музыкант с огромным вкусом, сумевший объединить музыку братьев Рахбани из Ливана и концерты Моцарта.

Collapse )

Дерута – а в ней Карла Корна

Когда говорят городок на вершине холма, это о нём о – о Деруте. Но это даже и не городок, и не местечко, и до деревеньки Дерута не дотягивает. Это – обиталище на островершие холма. На острие нанизали бант, сплетенный из двух улиц. В середине узла – площадь, в середине площади – фонтан, от фонтана и отходят две лентами вьющиеся, косами заплетающиеся улицы. На месте каждого сплетения воткнута лавочка-булавочка. А в лавочках – керамики раздолье всех цветов, узоров, видов, сортов, обжигов, от всех мастеров и умельцев, всех поколений и возрастов. Тут с керамики не пьют и не едят, и не ставят в вазы цветы, и не кладут ничего в мисочки и шкатулочки. Тут керамику ценят в чистом виде – не в функциональном, а как вид искусства, который ничего не должно оскорбить: ни прикосновение лишнее, ни даже вздох излишний. Не дай бог разбить или не под тем углом взять в руки. Тут рядом с керамикой рождаются, и, наверное, умирают, хотя до смерти ведь надо добраться. Но в Деруте движения нет. Все застыло в узорах лиственных, в традициях потомственных, в музее, в мастерских, где по длинной цепочке передается в тишине видение и мнение, умение из глины сделать такой предмет искусства, что если все-таки дадут тебе его в руки, то уже не выпустишь, а уйдешь, прижимая к боку шуршащий сверток. Нет – не в шелковистой бумаге, здесь все поскромнее, так что чудо-рыба или чудо-блюдо или чудо-тарелка и чашка завернуты в старые сыроватые газеты, завалявшиеся по углам в Studio Italia и все еще бряцающие заголовками давних новостей, до которых не было никому дела ни тогда, ни сегодня.

Collapse )