November 5th, 2021

Ши Ронг: Место, где я тоскую - день и ночь

Ши Ронг: Место, где я тоскую – день и ночь. Xie Rong: The Place Where I Miss Day and Night

Россия и Дальний Восток встречаются в Рамат-Гане – в Музее Русского и Дальневосточного искусства, открывающего после реновации, после того как музей был закрыт в последние месяцы с целью модернизации выставочных площадей. И если в Музее Русского искусства вновь будет представлена коллекция Марии и Михаила Цетлиных, включая ранее не выставлявшиеся и отреставрированные за последнее время работы, то в Музее Дальневосточного искусства будут представлены на втором этаже образцы китайского художественного текстиля и фарфора из собрания музея. А в двух залах первого этажа посетителей с 11 ноября 20221 года (и до 12 февраля 2022 года) ждет новая выставка англо-китайской мультижанровой художницы Ши Ронг «Место, где я тоскую – день и ночь» – выставка,  включающая подборку видео-перформансов, а также видеоарт и фотографии.

Collapse )

Моцарт как тапёр

Все фотографии - ©  Йосси Цвеккер -  предоставлены Израильской  Оперой

Когда-то, давно очень и вовсе не здесь, а где-то там, будучи юной особой, я слушала «Волшебную флейту» Моцарта. Это было невероятно скучно, и со свойственной юности безапелляционностью я решила, что никогда больше эту оперу (одну из самых исполняемых опер в мире) слушать не буду. Хотя, конечно слушала и не раз. Когда-то, вовсе не здесь, а где-то там, в Австралии  Барри Коски, будучи 11-летним ребенком, тоже послушал «Волшебную флейту» и тоже, судя по всему, не в лучшем исполнении, потому что он также решил, что это самая скучная опера на свете - так он рассказывал в одном из интервью.

Детское впечатление оказалось сильным: Коски отклонил 20 предложений о постановке «Волшебной флейты» (признаваясь в скобках, что фильм Ингмара Бергмана 1975 года – экранизация этой оперы – произвел на него большое впечатление), пока не увидел на Эдинбургском театральном фестивале спектакль английской труппы «1927». «Я подошел к Полу Барретту и Сьюзан Андрейд, - рассказывает Коски, - и предложил им ставить «Волшебную флейту. Что это? - спросили они меня. Отличное начало – подумал я».
И закрутилось, завертелось, загудело и помчалось с какой-то маниакальной энергией и радостью. И оказалось, что музыка Моцарта – гениальна, что оперу можно ставить так, что солисты превращаются в мультипликационных героев, сцены нет вообще, а по экрану – который сама жизнь – летают розовые слоны в бокалах для мартини и бабочки в таких количествах, что энтомологи завидуют.

Collapse )