karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Category:

Нести душу и сердце

- Я помню, как навещала Игоря Александровича в больнице незадолго до его кончины, – рассказывает Елена Александровна Щербакова, директор Государственного академического ансамбля танца имени Моисеева, заслуженная артистка России. - Он бы в полузабытьи, но очнулся, и четко произнес, глядя на меня: «В танце главное нести душу. Душу нести и сердце. А уже потом тело и движение, в начале – душа».

Для увеличения нажми на меня!

 

Елена Щербакова побывала в Израиле пару недель назад и в преддверии гастролей в начале ноября ансамбля Моисеева дает мне небольшое интервью, выкроив время между выступлениями на радио и телевидение.
- Первый раз мы приезжали в Израиль в 1989 году. Сейчас - это уже пятые гастроли. Вначале с ансамблем приезжал сам Игорь Александрович - для него было важно побывать в Израиле.

- Что изменилось сейчас? Моисеева уже почти два года нет с нами.
- Мы – его ученики и последователи – делаем что можем, чтобы все осталось как при Игоре Александровиче. Но вместе с тем хорошо понимаем, что ансамбль - не застывший организм, нам надо идти в ногу со временем, сохраняя все традиции, преемственность поколений, передавая его уникальную хореографию будущим зрителям. Все помнят моисеевские заповеди: "Незаменимых нет" - это первая. Вторая: "У нас нет кордебалета, все - солисты". И третья: "Ансамбль должен работать, несмотря ни на что".

- Вы покажете в Израиле юбилейную программу 2007 года, составленную к 70-летию ансамбля?
- Не совсем. Нынешние гастроли - памяти Моисеева. Мы привезем программу, лишь часть которой подготовлена к юбилею ансамбля и в ней, конечно, есть традиционные номера наряду с такими, которые мы еще не показывали в Израиле. Хотя, разумеется, нас попросили станцевать и «Гопак» и «Еврейскую сюиту» и «Городскую кадриль», которая входит в репертуар ансамбля 70 лет – ее танцуют уже 6 поколений моисеевцев. Этот танец актуален и сегодня, его все еще ходят видеть. «Еврейская сюита» - наш подарок израильским зрителям. Игорь Александрович собирался ставить ее еще до войны, работал над ней с Михоэлсом, а поставил лишь в 1994 году после того, как все в России уже перетанцевали еврейскую тему. Ставили многие – но только у Моисеева получилось создать танец с тонкими игровыми актерскими ролями – ведь Моисеев во многом отталкивался от индивидуальности танцора, его актерских данных. Любой его танец – это срежисированный спектакль. И еще: важно подчеркнуть, что в Израиль приедут 80 человек из 150 участников ансамбля. Как и при Моисееве у нас нет первого состава, второго каста – все равноправные танцоры–солисты. Моисеев не признавал самого понятия солиста, звезды, примы, все были равны. Все – кроме самого Моисеева. Он был гений, «хозяин» – так его за глаза называли участники ансамбля. Он был уникален – уникален и своей гениальностью, и тем что перенес на профессиональную сцену народный танец, создал новый жанр – народной сценической хореографии.

- А что сейчас? Как вам удается сохранить его наследие, более 300 поставленных им танцев?
- Это наша основная задача. Удается благодаря уровню творческой дисциплины, заложенной Моисеевым и отношениям внутри ансамбля: никто не претендует стать хореографом, единоличным его наследником, но все поддерживает идею сохранить его наследие. Моисеев приучил нас к тому, что балет – это каторжный труд, это высочайший уровень творческий дисциплины. Моисееву удалось сохранить ансамбль во время войны, выжить в жестоком 20-м веке благодаря упорству, упрямству и таланту. Наши условия несравненно легче – все педагоги и администрация выросли внутри ансамбля, все знают школу Моисеева изнутри.

Для увеличения нажми на меня!

- Как управляется ансамбль сегодня?
- Коллегиально. Мы создали художественную коллегию, чтобы сохранить уникальность Моисеева. В некой степени воспрепятствовать приходу чужих людей в коллектив - ведь они неизбежно привнесут что-то свое. В коллегию вошли все педагоги-репетиторы, назначенные еще Игорем Александровичем – бывшие наши солисты, артисты балета, между которыми Моисеев в свое время поделил весь репертуар. Раз в месяц мы собираемся, обсуждаем составы, номера, которые собираемся возобновить. Как вывести репертуар на сцену, в том числе и давно не шедшие номера, чтобы сегодняшние молодые танцоры могли продолжать, чтобы мы воспитали на смену себе педагогов-репетиторов, знающих наизусть наследие Моисеева.

- Как вам удается абстрагироваться от влияния извне?
- Не удается – и ни в этом наша задача. Ведь ансамбль – не музей восковых фигур, это живой коллектив. Нам важна преемственность, наша школа, новые исполнители и верные ученики. Благодаря преемственности поколений и взаимодействию ансамбля и школы, нам и удается держать уровень. Не было бы школы, не было бы и ансамбля - это единый творческий процесс. Директор школы – наша бывшая ведущая солистка, народная артистка России Гюзель Апанаева. Сегодня все ведущие репетиторы преподают в школе. Дети из школы уже с 12 лет ходят на все спектакли ансамбля – это неизменная составляющая учебного процесса. Моисеевская школа существует с 1943 года – и она не менее уникальное явление, чем сам ансамбль.

- Вы делаете все, чтобы сохранить традиции и в точности воссоздать старые номера. А как появляются новые танцы в последние два года?
- Это происходит по воле случая. Сам Моисеев говорил: все в его жизни – господин случай. Несколько лет назад были поставлены два корейских танца. Их выбрал сам Игорь Александрович, ставил корейский хореограф. Красивые по пластике и сложные технически. Вообще, корейские танцы оказались невероятно трудными. Когда состоялась премьера в Корее, то специалисты смотрели скептически - думали, что не справимся, а зрители поначалу не поверили, что танцуют русские артисты. В Израиль мы привезем и совсем новый номер – «Болгарский танец», ставший частью репертуара всего год назад. А история такова: мы были приглашены полтора года назад в Болгарию с программой «Дорога к танцу», где демонстрируется моисеевская школа упражнений - от простого к сложному. В этой программе есть небольшой экзерсис на болгарскую тему - набросок болгарского танца, задуманного Игорем Александровичем десятки лет назад, но так им и не поставленного. В Болгарии нас пригласили на выступления хореографического коллектива «Болгары» и там я увидела два номера, поставленных молодым хореографом Живко Ивановым. Оказалось, что его мечтой было увидеть ансамбль Моисеева - он учился на наших кассетах, «подпольным» образом к нему попавших - сам ансамбль кассеты не выпускал. Его хореография настолько мне понравилась, что мы предложили ему к моисеевскому «болгарскому» отрывку добавить свое и сделать полноценный номер. Премьера этого сложного как по движению, так и музыке номера была в Софии, болгары приняли «свой» танец на ура, а сейчас мы впервые покажем его в Израиле в полученных из Болгарии народными костюмами.

- В каждой области Болгарии свои музыкальные ритмы...
- Мы танцуем в шопских традициях: Моисеев в свое время поставил именно шопский танец, а Живко Иванов его продолжил.

- А вы привозите на этот раз программу, посвященную 200-летию со дня рождения Гоголя? (по решению ЮНЕСКО 2009 год объявлен годом Гоголя – М.Х.).
- Это мы оставили на следующий раз – ведь он обязательно будет. Речь идет об одноактном 40-минутном балете «Ночь на Лысой горе». Либретто – народные гулянья и шабаш ведьм - по произведениям Гоголя написал сам Моисеев на музыку Мусоргского. В этом балете задействованы все хореографические приемы Моисеева – от классики до народных номеров, игровых партий, акробатики и я уверена, что никакая другая труппа в мире не сможет его танцевать.

- Моисеев был уникальной личностью. Вы сорок лет работали с ним, были его ученицей. Что запомнилось больше другого?
- Запомнилось абсолютно все. Каждое его движение, его суждения. Моисеев всегда четко видел свою цель и шел на шаг впереди всех. У него была фантастическая воля и любовь к жизни фантастическая. В мировой хореографической культуре он сделал невероятное - превратил народный танец в профессиональный вид искусства, со своими зрителями и поклонниками. Народный танец по своим эмоциям, естеству гораздо богаче, чем классический балет. Уникально и то, что номера, поставленные 70 лет назад, все еще востребованы зрителями.
Каждые 5 лет мы объявляем конкурс в ансамбль, набираем молодежь - до сих пор «Моисеев» это престижно. Моисеевцы – это звучит гордо, патетично, конечно, но это так. На протяжении 72 лет ансамбль не знал поражений. Концертная деятельность ансамбля ни разу не прерывалась с того дня, когда в московском театре «Эрмитаж» в 1937 году состоялось первое выступление коллектива. А в 1955-м моисеевцы были первыми, выехавшими за рубеж – в Англии и Францию. Первыми советскими артистами, выступившим в США были моисеевцы. Американские гастроли ансамбля в 1958 году стали первым в истории посещением США советской танцевальной труппой. Тогда Джон Мартин, критик The New York Times, посмотрев выступление, заметил: «Ни один народ так не танцует». В 1980-е, Америка разорвала все контракты с российскими коллективами, кроме моисеевского ансамбля. На гастролях в 1986 году бросили бомбу, пытаясь сорвать премьеру в "Метрополитен Опера" в Нью-Йорке. И, действительно, первый концерт не состоялся, но на следующий день был оглушительный успех.

- После смерти Моисеева ансамбль не потерял престиж? Народный танец остался популярным?
- Недавно мы совершали гастрольный тур по России – нам по 15 минут скандировали, стоя после выступлений. Это и есть лучшая память Игорю Моисееву. А престиж такой, что нашу школу конкурс - как в училище Большого театра. Но если раньше в ансамбль приходили выпускники училища – как и я сама, то сейчас мы предпочитаем образование нашей школы - у нас более совершенная программа именно по народному танцу, с сохранением всех основ классического балета, с занятиями у станка и на пуантах. Тех, кто приходит из училища Большого театра, приходится учить заново.

- Расскажите о себе...
- В 1969 году я окончила Московское академическое хореографическое училище при Большом театре. Перед выпускными экзаменами к нам в класс пришел Игорь Александрович, после чего пригласил меня в свой ансамбль на должность артистки. Через несколько лет я стала солисткой, протанцевала в ансамбле 23 года и вышла на творческую пенсию. Игорь Александрович пригласил меня преподавать в нашей школе при ансамбле, а в 1994 году сделал еще более неожиданное предложение: стать директором ансамбля. Он хотел, чтобы эту должность занял человек воспитанный им, прошедший его школу в ансамбле, понимающий специфику работы артиста балета, знающий каждого артиста, а не просто администратор. Я согласилась, Игорь Александрович всегда давал мне очень мудрые советы. Учил, как вести себя во время переговоров, особенно в государственных учреждениях - ведь ансамбль государственный. И вообще человека более интеллигентного и образованного я в своей жизни не встречала. Он великолепно знал историю, живопись, литературу, музыку. В какую бы страну мы ни приезжали, лучше Игоря Александровича никто экскурсию провести не мог. И я уверена, что будь он сейчас нами, он бы приехал в Израиль и был бы здесь счастлив.
Выступления ансамбля Моисеева в Израиле пройдут 3 ноября в Иерусалиме, 4 и 5 ноября в Тель-Авиве.

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments