karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Category:

Dia:Beacon

Вокруг Нью-Йорка – земли немерено. На земле стоят особняки. У тех, что побогаче – свои частные музеи, коллекции раритетов, сады скульптур, собрания богатств, частью выставленных, частью запрятанных. Те, у кого сокровищ материальных поменее, люди победнее, вынуждены обращаться к тем побогаче – к филантропам. И тогда благодетели-меценаты – если сочтут нужным – устраивают им выставки. Есть и нечто промежуточное – различные фонды, существующие благодаря тем, что замечательные люди, почти что Робин Гуды, умеют убеждать богатых, что те могут выделить некие суммы на искусство. И тогда возникают такие музеи, как Dia:Beacon - музей современного искусства в полутора часах езды от Нью-Йорка в Up States New York, в городке Бикон, примечательном тем, что стоит он на холмах над Гудзоном и в нем полно галерей, садов, ресторанов, людей состоятельных и людей искусства.

Для увеличения нажми на меня!

 

В Dia:Beacon – музее организации Dia Art Foundation, одном из крупнейших в США музеев - находится одна из самых примечательных в мире коллекций современного искусства, с упором на искусство 60-70-х годов, авангардное, минималистское, абстрактное и экспериментальное. Список эпитетов можно продолжить, припомнив также такие определения, как ландшафтное искусство, парковая скульптура (как-то архаично звучит) и искусство в защиту окружающей среды. Не менее примечательно и само здание музея – невероятных размеров бывшая картонажная фабрика и типография в 80 милях от Нью-Йорка, выстроенная в 1929 году – образец индустриальной архитектуры, что немаловажно - с естественным освещением. Свет и пространство позволили выставить такие работы, которые в других музеях-галереях просто бы не поместились.

Масштабы музея таковы, что от удивления переходишь к восхищению. Потом - к безоговорочному восхищению – под стать километрам, накрученным во время похода по музейным залам в трех уровнях и саду Dia, где на лужайках пасутся олени - ушастые и непуганые. От первого банального «кому это надо и для чего?», переходишь к эмоциональному «хочу еще смотреть», несмотря на то, что только поверхностный осмотр занимает не менее трех часов.

27ccdd24b01aa06bfa3b5cbbf97f4656_beacon_aerial_govan.jpg

Размеры центрального зала таковы, что в нем надо бы устраивать балы – и с размахом. Коллекция Dia:Beacon это не только завораживающие пространство, но и не менее завораживающие, гипнотизирующие экспонаты: железные спирали космических улиток, величиной с двухэтажный дом; карандашные рисунки, тонкими змейками стекающие со стен. Вместо стегозавров – металлический разноцветный лом, собранный в энергетические сгустки скульптур. Вместо отражений - монохромные плиты, грозящие под разными углами поразить зрителей. Кучи песка с вонзенными в них под разными углами гигантскими зеркалами. Груды войлока, вырезанного по лекалам, превращенного в произведения искусства – серые и абстрактные. Залы, воздушное пространство которых, словно авиационными трассами, пересечено туго натянутыми нитями – красными, синими, желтыми. Под нитями застываешь, чтобы не запутаться, а, застыв, уже не уходишь. В бальном зале - цветные панели, подобие пазла, который никогда не будет собран. Рядом – зал «Теней» Энди Уорхолла, за ним – зал световой скульптуры Дэна Флавина во славу Татлина (размером с футбольное поле), за тем – нескончаемая стена, залепленная старыми-старыми открытками с видом Ниагарского водопада – их тысячи и тысячи. Внизу в подвале – мрачноватый видео-арт с камерами-мониторами, ловящими публику и переворачивающими нас, смиренных, с ног на голову. На втором этаже - выставка памяти Луиз Буржуа: главная бронзовая паучиха, каждая лапа которой величиной с древо памяти, втиснута в самую дальнюю комнату и занимает ее целиком. Еще одни зал – на стенах только синие гладкие таблички с датами и названиями месяцев. В другом - белые панно. В третьем – серые полотна. Груды битого стекла, искусно собранного в композицию. Идентичные фанерные короба (на первый взгляд, на второй – совершенно разные) расставленны в соответствии со строгой логикой. За ограждающим канатом – воронки в полу. Работы с землей и серийные геометрические скульптуры. Радикальный подход, грубые изломанные формы различных оттенков, плотность и блеск геометрических тел, использование простых форм и промышленных материалов, стали и алюминия, абстрактных силуэтов – хотя что может быть конкретнее плоскости или линии?

9f3c6cf3af45d2ac1f445686fee0599e_knoebel_24colors_forblinky_installation_1.jpg

c88fcad93e2601028630e717b7f10b05_knoebel_24colors_forblinky_installation_5.jpg

d9dcd8fefa9efd81e7ca2836661ceba2_lewitt_wall_drawing_136.jpg

1ce3398eb28a6aefcd81abbfaaeb164d_cha_installation_2010.jpg

70f7490c03e058285b70807a416a8945_bou_install2.jpg

5aca73565ad916b9f757ac8b42fe98d9_flavin_beacon_2.jpg

ae3e31e66529126efd172a457afd5ea4_lewitt_beacon.jpg

a0faa1c18b53fea3babfa551e26c8760_serra_beacon.jpg

1fbf2144d425f9a83a0154bd4eb49fa8_serra_beacon2.jpg

cbbe5a615b5718901c0bb0b64309f7b7_warhol_shadows.jpg

18beef268c9a37632259fc8283a9f1cd_warhol_shadows_2.jpg

Почему все это красиво и производит такое впечатление – не сразу становится понятно, хотя нервы восприятия натягиваются наподобие стальных конструкций Бруклинского моста, но в полной тишине в отличии от нью-йоркской грохочущей реальности.

Здесь все внереально, находится в другом измерении. Большая часть выставленных в Dia:Beacon работ не могли бы быть показаны ни в каком другом месте - они очень большие - и потому получили долгосрочную прописку на бывшей фабрике. Если рисунок – то 5 на 5 метров, если картина – то во всю стену, скульптура – на сотни тонн веса, а инсталляции столь масштабные, что и сравнение подобрать сложно.

Имена же тех, кто удостоился – ласкающие слух любителей современного искусства и знатоков американских течений 60-70-х годов, "свободного" и "некоммерческого" искусства: Йозеф Бойс - основоположник, Луиз Буржуа (светлой памяти), Роберт Ирвин, Ричард Сера, Энди Уорхолл, Лауренс Вейнер, Дэн Флавин, Сол Льюитт, Агнес Мартин, Зои Леонард, Макс Нейхауз, Роберт Риман, Джордж Тракас, Джон Чамберлэйн, Бернд и Хилла Беккер, Уолтер Де Мариа – тот самый знаменитый, что поймал молнии и превратил их в артефакт и десяток других (из работ Уолтера Де Мариа наиболее известно созданное в 1977 году «Поле Молний», образованное четырьмя сотнями молниеотводов из нержавеющей стали. Эта геометрическая решетка размером один километр на одну милю в Нью-Мексико превратилась в идеальную арену для наблюдения за грозами). Каждому отведена своя галерея, зал, свое пространство. Часть инсталляций были специально изготовлены под этот музей, для этого зеленого сада, лужайкам которого бы позавидовал Лондон. План Dia:Beacon был разработан художником и ландшафтным архитектором Робертом Ирвином, который учел даже сезонные изменения цвета травы, и выделил каждому из 25 счастливчиков отдельное пространство.

Художественный фонд Dia - Dia Art Foundation - владеет не только этим потрясающим местом, но еще и центром искусств в Нью-Йорке, галереями в Челси и на Лонг-Айленде. Помогает художникам стипендиями, организует выставки, семинары, летние школы, интернет-проекты, да еще каким-то образом имеет отношение к балетной труппе Триши Браун, обществу испанской культуры и Институ искусств Дэна Флавина, к проектам в Техасе и Нью-Мексико и даже к кратерам в пустыне в Аризоне. Все, как полагается в уважающем себя заведении, без устали воспитывающего «свою» публику, умеющую находить отдохновение в битом стекле в зале, в воздухе которого звенят красные нити, образующие завораживающее зрелище; в изобразительных средствах и интегральном подходе, напоминающих о различных художественных движениях шестидесятых, предлагавших иные направления минимализма, концептуализма и лэнд-арта, ином пути для художественного творчества, нацеленного на другой опыт познания мира.

Dia Art Foundation - некоммерческая организация поддержки различных художественных проектов - была создана в 1974 году Филиппой де Менил, дочерью известной покровительницы искусств Доминик де Менил-Шлумбергер, наследницей нефтяной компании "Schlumberger Limited", и ее мужем, арт-диллером Хайнером Фридрихом. Цель - «поддерживать такие проекты, характер и масштаб которых исключают другие источники финансирования». Название «Dia» образовано от греческого слова, означающего «путь, через» - подходящее для фонда, который обеспечивает существование таких художественных проектов, которые без Dia Art Foundation просто не могли бы быть реализованы. Самая крупная коллекция работ художников 1960-х и 1970-х годов, принадлежащая Dia Art Foundation, выставлена как раз в музее Dia:Beacon, открывшемся в 2003 году.

Сайты музея и Dia Art Foundation: www.diaart.org и www.diacenter.org.

Те же, кто пока еще не попал под воспитательную программу Dia, может продолжать гулять по Нью-Йорку. Поначалу по галерейному району Челси, по шести улицами - от 21-й до 26-й, между 9 и 10-й авеню, где что ни подъезд или этаж бывшего гаража или фабрики – то галерея. В одной - Моне, в другой – Кики Смит, между ними – Ричард Аведон и Розалинд Соломон.

Музей «Уитни» - современное и традиционное американское искусство. На мой взгляд, чересчур депрессивно: в музее нет окон – и это после залитого светом Dia:Beacon!

Еще один район галерей – но не SoHo, исчезающий под напором высокой моды и дизайнерских бутиков, а нижний Ист-Сайд, бывший когда-то еврейским, потом китайским, а сейчас завоевывающийся нью-йоркской молодежью, выпустившей буклет с картой местных галерей – их уже около 30. В одной из них - Lesley Heller Workspace - я углядела выставку «Молодые израильтяне – видео-арт». Куратор – знаменитая китаянка Лили Вей, главный авторитет по видео-арту на Восточном побережье. Знакомые имена – Том Пнини, Дорон Соломонс, Карен Руссо, Наоми Цабар, Одед Хирш. 10 роликов собирают немало любопытствующих.
The Frick Collection на 5-й авеню - одна из лучших в мире частных коллекций старой западноевропейской живописи. Смотреть обязательно!

Музей естественной истории – с годами становится все пыльнее, голубой кит превратился в серого, а кости динозавров забронзовели. Зато этим летом там проходит выставка про путешествие Роберта Скотта к Южному полюсу.

«Гугенхайм» - там был красиво, малопонятно и едва ли интересно. Мигали лампочки, немного фото, немного видео, белое на белом, что-то уже знакомое. Наверное, просто не повезло.

А на десерт – вечный «Метрополитен-Музей». С него все начинается и им заканчивается. Если бы я жила в Нью-Йорке, то стала бы садовницей в Сентрал-Парке, жила бы себе спокойно при садовнике и розарии и каждый день ходила бы в Метрополитен-Музей за положительной энергией. Этот музей всегда улучшает настроение, внушает спокойствие и позволяет воспрять духом. В нем никогда не бывает скучно. Из увиденного: выставка Пикассо из коллекции музея (среди прочего – 307 эротических рисунков, так что быстро из зала не уйти). Но если Пикассо вампирит, забирая энергию, то европейские мастера, старые голландцы ею насыщают вкупе с античной скульптурой, мрамором Рима, греческими росписями, японскими рисунками, китайской каллиграфией в залах с приглушенных светом. Любимая картина, неожиданная замеченная статуэтка, фигурка в зале индийского искусства, лодка среди африканской резьбы - перечислять можно бесконечно. Лучше просто прикрыть глаза и вспомнить прогулки по Метрополитен-Музею, где можно часами рассматривать одну картину, придя на целый день в дождь или в жару, зимой или летом, когда медленно бродишь по его залам, случайно выхватывая взглядом крупицы прекрасного, храня потом их в воображении.

 


 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments