karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Categories:

Яноми – чашки чайных гениев

Яноми – традиционные японские чашки, очень простые и изящные, без ручки. Обычная чашка - что в ней такого может быть спрятано? Те, кто знает толк в японской керамике и в чайной церемонии, ее философии, ритуале и культе, понимают, что на деле на дне небольшой чашки кроется бездна. Выставка чашек Яноми от лучших мастеров керамики всего мира проходит в музее Вильфрида в кибуце Ха-Зореа.

323d5e456b19c15d74fd17d15dd02a88_unami-oto.jpg

 

Простая форма чаши без ручки – основная в гончарном деле. Но простота не мешает определять по ним эпоху: внутренняя поверхность чашки Яноми с годами впитывает цвет чая и по такой зеленоватой «чайной» патине времени, своеобразной печати, можно догадаться какой эпохи это чашка и, соответственно, кто из великих керамистов ее изваял на гончарном круге. Эти чашки изнутри не обожжены, не глазурованы – традиция, берущая начало в функциональности древней каменной посуды.

На выставке в музее Вильфрида представлены чашки и чаши из собраний коллекционеров японской керамики в США, Англии, самой Японии, Скандинавии и Израиле (собрание известного авторитетного коллекционера Давида Глика). Но в центре выставки – именно японские изделия: и потому, что они наиболее изящны и потому, что именно они служат не только образцом, но и источником вдохновения для керамистов других стран. Японская керамика, отношение к материалу, процесс обжига во многом повлияли на европейских и американских керамистов 20 века, на эстетику гончарного дела. Хотя исследователи считают, что взаимовлияние началось куда раньше, после очередного нового открытия Японии для Запада в 19-м веке. Японский фарфор стали вывозить в Европу, рынок потребления начал диктовать свои законы все больше и больше, маленькие домашние ремесленные мастерские не справлялись с потоком заказов, производство переместилось на крупные фабрики, качество упало – ну а дальше все по давно существующей схеме, пока государство в 1950-е годы не спохватилось, что древнее искусство чайной чашки исчезает, засуетилось, объявило оставшихся великих мастеров «живым достоянием нации» и традиционная чашка для японской чайной церемонии вновь стала предметом искусства, ценимым в наши дни также как в Японии 15 века.

Заглянем в бездну веков: в Японию керамика пришла из Китая и Кореи - чашка в те времена не была столь сакральным предметом, но в 13-м веке чайная церемония стала уже много значить в укладе японцев. Сам чай, согласно легенде, был завезен в Японию в 8-м веке, поначалу его подавали в монастырях (его пили во время медитаций и подносили Будде), позже - в богатых семьях, а для чайной церемонии использовали фарфоровые предметы из Китая. Но где-то к 15 веку чайная церемония обрела те черты что мы видим сегодня, а чайные чашки стали теми изящными эстетскими вещицами, в которых философы видят весь мир, знатоки керамики – изысканную игру трещин, посетители музея – красивые вещи с долгой предысторией, а коллекционеры просто вздыхают и не могут на них надышаться в прямом смысле слова, потому как пить чай из этих хрупких полупрозрачных сосудов - это уж слишком! Ведь смысл чайной церемонии раскрывается в известном изречении Рикю: "Это поклонение красоте в сером свете будней".

О чашках Яноми пишут романы, им посвящают стихи, о них складывают поэмы – но лучше всего поставить такую чашку на ладонь и любоваться ею. Чашки Яноми бывают настолько красивы, что стали предметами в себе, а пить чай из музейных экспонатов кажется святотатством.
В наши дни эти чашки – и предмет традиции и напоминание о движение народных искусств и ремесел «Мингэй», основанного в Японии в 1926-м году (слово «мингэй» означает «искусство людей») мастером Соэцу Янаги, собравшего воедино классические ремесленные производства, рассеянные тогда по всей стране, уже изготавливающие изделия, отражавшие запросы времени, но все еще отличные от массовой продукции - сокровенные, теплые, чувственные. Сам Соэцу Янаги (1889-1961) - культуролог и историк искусства - писал о добин – глиняном чайнике, форму и эстетизм которого ценил не менее чашек Яноми: "Иметь такой предмет, глядеть на него и наслаждаться – высшая форма удовлетворения. Но еще большее удовольствие иметь его в ежедневном распоряжении. Приобрести неплохой добин тяжело в наше время, но я не могу получить наслаждение от чая без него. Без вещей, которые трогают ваше сердце, не быть может никакого ублажения от жизни...". Нелишне еще раз процитировать Янаги: «Западное знание - это благословение в терминах объема, но огромная потеря в терминах качества. Если потеряно качество, всё потеряно».

Это написано в те времена, когда примечательные бытовые вещицы были эталонами домашней утвари. В 1936 Янаги создал в Токио Музей народного искусства - Мингэйкан. Легко представить какое количество чашек для чайной церемонии в нем хранится. Но и в музее Вильфрида их немало, к тому же на выставке в кибуце ха-Зореа представлены чашки из мастерской, основанной в Лондоне Бернардом Личем – британским керамистом и путешественником, лично знавшим Янаги и работавшим с ним в Японии. Бернард Лич, написавшей знаменитую книгу «A Potter’s Book» во многом повлиял на эстетику современной керамики в западном мире.

Но в центре выставке - 34 чашки Яноми японских мастеров – тех самых «живых сокровищ нации» 50-х годов. Западные же мастера, участвующие в этой экспозиции, принадлежат к различным школам и течениям и потому на выставке показаны чашки Яноми едва ли не всех стилей. Общее для них – запечатленное в керамике уважение к материалу и процессу создания вещи.
Это застывшее в фарфоре уважение к ремеслу и творчеству прекрасно описал нидерландский писатель Сэйс Нотебоом в романе «Ритуалы» - тонком и затейливом наподобие узоров чашек Яноми.
«Чашка одиноко стояла в витрине, выстланной понизу зеленоватым шелком. Черная чашка, но сказать так - значило не сказать ничего. От одних вещей веет спокойствием, от других - силой. Причем не всегда удается безошибочно определить, где скрыт источник этой силы. Быть может, в красоте, но это слово вызывает представление об эфирности, которая с силой никак не вяжется. В совершенстве - но оно, хотя, быть может, и незаслуженно, наводит на мысль о симметрии и логике, которые здесь как раз и отсутствовали. Без сомнения, это была чашка, и, конечно же, круглая, но никто бы не взялся утверждать, что она совершенно круглая. Даже высота ее была не везде одинакова, стенки - нет, так говорить нельзя, - внутренняя и внешняя сторона блестели и вместе с тем казались шероховатыми. Чашка стояла на своем возвышении, черная, слегка блестящая и шероховатая, на ножке, которая казалась слишком тонкой для такой массы, то бишь для такого веса, но сказать "вес" опять-таки означало бы отойти от точного смысла. Она стояла и оставалась, пребывала. Лучше всего, пожалуй, будет сказать, что этот сосуд выглядел так, будто он возник спонтанно, сам собою, а не создан людьми. Он был в буквальном смысле sui generic (Особого рода, своеобычный (лат.)), сотворил сам себя и властвовал собою и теми, кто на него смотрел. Этой чашки поистине можно было испугаться».

b1a3a3aebfde3d029878a14f3fc26031_unami-kalas.jpg

Для увеличения нажми на меня!

Для увеличения нажми на меня!

Для увеличения нажми на меня!

Знатоки японской керамики считают, что лучшие чайные чашки сделаны мастерами керамики «раку», хотя есть и «сино», и «оригэ». А лучшие чашки «раку» - это сосуды работы мастера Сонъю, Раку Шестого. Великие мастера – гончары и керамисты – работали династиями, как и актеры театра кабуки. Лучшие чашки подлинных мастеров, чайных гениев известны поименно и носят свои название, к примеру «Осенний моросящий дождь». Цвет чашки должен был оттенять зелень японского чая, касательно формы тоже действуют определенные законы: как чашка ложится в руку, соразмерность, ощущение на губах, температура: напиток в чашке должен казаться руке не слишком горячим и не слишком холодным, в точности таким, каким его хочется пить...

Сам музей Вильфрида в кибуце ха-Зореа, основанном в 1934-м году выходцами из Германии, не менее примечателен, чем Мингэйкан в Токио, а личность Вильфрида Исраэля также интересна, как личность Соэцу Янаги.
Музей - один из старейших в Израиле - открыли в 1951 году друзья и последователи Вильфрида на основе его коллекции, завещанной кибуцу, а начали его строить еще в 1947 году по проекту того же архитектора Альфреда Мансфельда, что построил впоследствии Музей Израиля в Иерусалиме.

Основа музейного собрания – частная коллекция произведений восточного искусства немецкого еврея, известного коллекционера древностей Дальнего Востока, одного из основателей кибуца ха-Зореа, убежденного сиониста Вильфрида Исраэля, выходца из богатой еврейской немецкой семьи, близкой к сионистским кругам - в частности и к тем, из которых вышли будущие основатели кибуца ха-Зореа. Все изменилось с приходом к власти нацистов. Вильфрид посвятил все свои силы и финансы спасению евреев, помогал десяткам семей перебраться в Палестину и обустроиться на новом месте. Даже когда оставаться в Германии было уже небезопасно, он продолжал разъезжать по стране, разыскивал и спасал от концлагерей сотни еврейских сирот. С началом мировой войны Исраэль Вильфрид перебрался в Лондон, где стал полномочным представителем Сохнута.
В 1943 году, будучи представителем Сохнута, он занялся спасением немецких евреев, находящихся в Португалии. Его самолет, на котором Вилфрид вылетел из Лиссабона в Палестину, был сбит нацистскими летчиками над Бискайским заливом. По одной из версий, в самолете был двойник Черчилля. Другая версия закручивает интригу еще круче и описывает сверхсекретную операцию английской разведки по отвлечению внимания от самолета с настоящим премьер-министром. Но это только версии. Причина атаки немецких самолетов до сих пор остается загадкой.
По завещанию Вильфрида его собрание искусства перешло к кибуцу ха-Зореа. Альберт Эйнштейн, бывший знакомый с Вильфридом, писал, что «это один из самых замечательных и чистых людей, которых я знал».

Дед Вильфрида Исраэля - Натан Маркус Адлер - был главным раввином Британии, а отец создал первые универсальные магазины и был одним из богатейших людей империи. Исраэль в 22 года возглавил сеть универмагов в Берлине, а в свободное время много путешествовал и увлекся искусством Дальнего Востока. Природный вкус, образование и неограниченные средства позволили ему собрать богатейшую коллекцию, украшением которой были древние каменные и бронзовые статуи Будды.

Уникальная коллекция Вильфрида, подаренная кибуцу, составила постоянную экспозицию музея. С той поры собрание музея значительно расширилось и в нем постоянно действуют три экспозиции – искусства Ближнего Востока, Дальнего и археологии. Также периодически здесь всегда устраиваются по две выставки. К постоянным экспозициям относится коллекция древностей Дальнего Востока - статуэтки, предметы религиозных культов Востока, редкая уникальная коллекция статуй Будды, рисунки, предметы быта из бронзы из Китая, Индии, Камбоджи, Непала и Тибета. Коллекция Ближнего Востока включает предметы быта, предметы религиозных атрибутов, статуэтки богов, датированные 11-3 веком до н.э. из Египта, Ирана и других стран Ближнего Востока.
Третья постоянная экспозиция – археологическая. Различные предметы, найденные при раскопках в окрестностях Йокнеама и Мегидо. Находки первых культурных слоев датируются 19-14 веками до н.э. В коллекции - предметы быта, фигурки животных, людей, богов-идолов, глиняная посуда, каменные орудия труда, украшения и оружие.

И это еще не все: в музее постоянно проводятся различные лекции и кружки. Всю информацию можно найти на сайте музея wilfrid.org.il, но вот вкратце. В конце августа в музее пройдут пять мастер-классов: 20 и 23 августа – японской калиграфии (искусство и эстетика), 25 августа – дизайн и скульптура из шерстяной пряжи (leved.co.il), а также мастер-классы и семинары, посвященные фэн-шуй, арт-терапии и мандале, рисунку, как способу личностного развития (paint4life.co.il, color-my-way.co.il) и другие.

Сайт музея: wilfrid.org.il
Часы посещений: с воскресенья по пятницу с 9.00 до 14.00, в субботу и праздники – с 10.00 до 16.00.

 tarbut.ru

 


 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments