karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Categories:

Ангелы в шарфах

Пока суть да дело, пока пандемия с карантинами переваливаются из месяца в месяц, из года в год, я решила стать певцом долины. Певцом, а не певицей, певица – это как-то легкомысленно. Речь пойдет о современной хронике долины, историческую летопись которой очертили уже тысячи других певцов (и певиц) в своих книгах, фильмах, альбомах, песнях. Долины – не той, что у Меира Шалева, а соседней – Эмек ха-Ярден, широкой, как по мне, полоски земли от Бейт-Шеана до южной оконечности Кинерета, на которую нанизаны слева и справа пара  десятков мошавов  и кибуцев. В каждом мошаве и в каждом кибуце – замечательные люди и миллионы историй. Но начнем с музея…

«Музеон Бейт Ури ве-Рами Нехуштан» – Дом-музей Ури и Рами Нехуштанов – так называется музей в кибуце Ашдот-Яаков ха-Меухад https://www.uri-rami-museum.co.il/. Музей был основан в июне 1958 года по инициативе члена кибуца Меира Нехуштана в память о двух его сыновьях – Ури и Рами, которые погибли при трагических обстоятельствах, когда им было по 17 лет. Ури Нехуштан пал в Войне за Независимость; Рами Нехуштан умер через шесть лет после смерти своего старшего брата от укуса змеи. И Рами и Ури хорошо рисовали. Музей несколько раз перестраивали, меняли и расширяли, и сегодня – это просторнейшее (на зависть просторное) здание с четырьмя галереями. В основном там выставляется современное искусство, хотя в музее есть коллекция произведений искусства художников и скульпторов Парижской школы, а также работы израильских художников, и большей частью – художников Эмек ха-Ярден. Открыт этот музей в очень странные часы – с утра, и потому мы никогда с ним – музеем – не совпадали. Сколько раз я заезжала в кибуц, столько раз музей был закрыт. Пока…

Пока я не увидела в фейсбуке фото ангела с шарфом. Шарф развевался, указывая на Ашдод-Яаков. Ангел и музей манили, ворота были открыты, а сразу за ними – еще до музея, расположена студия Владимира Азбеля, в здании, история которого также связана с историей Эмек ха-Ярден, но о том – ниже. Сначала – об ангелах и их создателе.
Владимир Азбель – в Израиле с 1991 года. В кибуце занимается ремонтно-строительными работами, преподает керамику в своей студии и столярное дело в школе для трудных подростков. Три года был посланником Сохнута в Киеве, работал в Израильском культурном центре, преподавал керамику в летних лагеря в США в рамках программ Сохнута. Участник многих международных выставок по керамике. Увлекается фотографией, провел несколько фотовыставок.
Студия Владимира и его, жены, художницы Софи Азбель находится в здании, которое держится в своей оболочке брутального бетона только благодаря их энергии – как на мой взгляд. Всё и все что стоит на полках этой студии-мастерской – улыбаются: ангелы, фигурки, музы, танцующие пары, коты, рыбы, шаржи и карикатуры, даже чайники и рыбы на декоративных тарелках – всё и все вокруг. Почему?

– Не знаю почему, но я давно заметил, когда еще до отъезда в Израиль делал маски на продажу, что улыбки возвращаются.



































































































Маски? При том, что по образованию, вы – инженер.
– Да, но чем только не приходилось заниматься… Жизнь повернула так, что и я и моя жена занимаемся в Израиле не тем, чему учились в России. Она по образованию – учитель истории, я – инженер-строитель. Когда мы выбирали, где в Израиле поселиться, то остановились на Акко. Хотели жить около моря, но Хайфа – гористая, там сложно ходить пешком, так что мы оказались в Акко, потому что город – плоский. Такая вот кому-то могущая показаться странной причина. Жили там год вчетвером – мы и двое детей – в 25-метровой квартирке, а потом женщина, которая помогала новым репатриантам в Акко, предложила съездить в кибуц Ашдод-Яаков, просто увидеть, что такое кибуц. Мы прошли 5-дневный испытательный срок и нас приняли.

– Вот так, сразу, легко и без сомнений?
– Нет. Все было не так легко и не сразу, но за каждым шагом стоит своя история. Ашдод-Яаков тогда мне показался даже не краем земли, а где-то еще дальше – за краем земли. Кругом – ничего нет. Но детям здесь понравилось и с 1 августа 1991 года мы здесь живем. Я занимался столярными работами, сейчас – ремонтными, а моя жена – Софи Азбель – закончила факультет преподавания искусства в колледже Ораним, занялась живописью, я же постепенно, закончив курсы – керамикой, резьбой по дереву, очень много занимался фотографией, участвовал в выставках и в художественных и фотографических, оформил стихотворный сборник моей мамы. Кстати, именно благодаря тому, что жена получила еще одно профессиональное образование в Израиле, мы оказались в Киеве, проработали там три года в Израильском культурном центре. Но я еще в 1995 году купил печь для обжига керамики и мне дали в кибуце первое помещение для студии – это была комнатка при курятнике… С тех пор студия не раз переезжала, а я веду занятия в кибуце уже больше 15 лет…

– Что это за здание, где сегодня находится ваша студия? Постройки такого типа в кибуцах – всегда «исторические».
– В Ашдод-Яаков жил скончавшийся в 1968 году Давид Намери, родом из Белоруссии, как и я сам. Он – один из основателей кибуца, был заметной фигурой Алии-бет и ПАЛЬМАХа, генеральным директором министерства транспорта, занимался нелегальной эмиграцией, участвовал в строительстве Хома у-Мигдаль. Яркая личность. В его память в кибуце построили это здание – «Бейт Давидка».

– Как и многие подобные общественные здания в кибуцах, оно стало заброшенным?
– Да, когда-то здесь проходили собрания, показывали фильмы, а эта комната была мемориальной, памяти Давида Намери. Но кибуц стал проходить процесс приватизации, возникло множество бюрократских препонов, здание пустовало, и после того, как мы вернулись из Киева, потомки Намери разрешили мне использовать это помещение. Все личные вещи Давида Намери отнесли на нижний этаж, я сам делал ремонт несколько месяцев, по выходным – и вот, здесь наша с женой студия.

Владимир Азбель

Владимир Азбель

– Откуда все-таки к вам прилетели эти ангелы?
– Чуть больше двух лет назад я попал в аварию. Мой отец оказался в больнице, в Пурии, я поехал его навещать, а когда возвращался, то от усталости на долю секунды уснул за рулем – как раз на крутом спуске к Кинерету. Но мой ангел- хранитель вмешался: машина перевернулась в том единственном месте, где нельзя упасть в пропасть – там, где сбоку смотровая площадка. Меня отвезли в ту самую больницу, из которой я за 10 минут до аварии выехал, а среди вещей, найденных позже в моей машине, оказалась керамическая фигурка ангела, забытый сувенир, когда-то привезенный из Польши. Но мои ангелы на того не похожи: у них иная мимика, улыбка, выражение, они все разные. Через моих ангелов уходит все плохое, остается только улыбка на лице. Хотя мне и раньше говорили, что мои работы вызывают улыбку… Я делаю их из глины, затем обжигаю при очень высокой температуре, раскрашиваю, покрываю глазурью.

– Расскажите о вашей работе в школе для проблемных подростков «Шахаф» в кибуце Дгания.
– Я преподаю там уже три года, и востребованность, «нужность» этой работы захватывает. Видеть, как малоуправляемые подростки начинают увлеченно работать с деревом – это лучшая мотивация. Я разработал свою систему преподавания столярного дела, понял, что эти трудные подростки – нормальные дети, просто надо учить их так, чтобы было интересно. Приобрел для них специальные станки, электрические лобзики, придумал систему защиты, чтобы дети не поранились. Готовлю эскизы, мы начинаем работать с простых вещей, а потом подростки сами выбирают, что им делать, а я только восхищаюсь тем, что и как у них получается.

– В судьбе вашей семьи много случайных или неслучайных поворотов судьбы, но тяга к искусству была всегда?
– Да, с годами я понимаю что всегда. Не знаю, как все сложилось, если бы я продолжил работать в Израиле инженером, но сложилось именно так…

– По ангельски… И может по кибуцному? Кибуц вас поддерживал?
Да, всегда. В 1997-м году меня пригласили в Брюссель для участия в выставке керамики. Именно кибуц дал мне деньги на поездку в Бельгию, где я 2 недели жил в доме сына одного из наших кибуцников. Я всегда ощущал и ощущаю доброе к себе отношение здесь.

– Если рассматривать историю долины, то в каждом кибуце был свой деятель искусства – художник, скульптор, композитор, поэт. Половину недели собирали бананы или работали в коровнике, а половину – писали стихи и музыку.
– И многих отправляли за счет кибуцев учиться. Сейчас же многие кибуцники, выходя на пенсию, начинают заниматься искусством. В целом, кибуцы предоставляют возможность учиться всем у кого, есть такое желание, кто достаточно инициативен. Надо уметь пользоваться благами того места, где ты оказался и одновременно благодарить его за это. Кибуц диктует свои правила, как и любое общество, но он же дает возможность для развития. И еще: у меня всегда было ощущение, что Бог нас защищает и мы в хороших руках.

– Вы хотите сделать ближайшую выставку-продажу с определенной целью. Так ведь?
– Я хочу помочь своим детям, которые собирают деньги для процесса суррогатного материнства в Грузии или на Украине. Как и когда можно организовать выставку еще не понятно, но работы уже можно приобрести через наш сайт http://www.azbels.com/.

Маша Хинич. Источник иллюстраций –   сайт http://www.azbels.com/ с разрешения Владимира Азбеля.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments