karga_golan (karga_golan) wrote,
karga_golan
karga_golan

Categories:

Ори Рейзман – выставка в галерее Hezi Cohen в Тель-Авиве

Верхнее фото: Ori Reisman, Mountain-Woman (Hills in the Negev), 1960’s, Oil on canvas, 89 x 146 cm

Как то даже неловко признаваться, но вот: Ори Рейзман – мой любимый израильский художник. Неловко – потому что ровно то же самое я легко говорила и говорю еще о нескольких десятках израильских художниках, но вот Ори Рейзман…. Об Ори Рейзмане с другим настроением. Может потому, что его работы были одними из первых увиденных в Израиле – в кибуце Кабри, может потому что его краски – это точно мои цвета, может потому, что я так легко вхожу в его пейзажи и гуляю по ним не спеша или второпях, если времени мало и снова надо куда-то бежать в мире нашем, внешнем. Связь моей фантазии и его картин – насыщенных пейзажей, очерченных четкими линиями, портретов без лиц, рационально не объяснить. Иррационального объяснения тоже нет. Первая встреча с его работами была очень-очень давно: Ори Рейзман был еще жив, я случайно столкнулась с ним в кибуце Кабри, в мастерских «Семинара печати», еще не зная, не понимая, кто это… А потом, спустя годы, взгляд сразу выхватывал его картины на выставках и в музеях. И сейчас, с 6 мая начиная, взгляду и фантазии устроили праздник местного значения: тель-авивская галерея Хези Коэна организовала выставку работ Ори Рейзмана (1924–1991) в связи с 30-летием со дня его смерти, персональную выставку художника, чье наследие до сих пор устанавливает традиции живописи в Израиле. Для этой выставки собрали пейзажи и портреты разных периодов творчества Рейзмана из ряда коллекций. Цель выставки – ну, конечно же, показать/посмотреть на картины Рейзмана, а заодно понять, каков современный взгляд на знаковые произведения в истории израильского искусства.

Ori Reisman, Landscape, 1980's,Oil on canvas 118 x 159.5 cm

Ori Reisman, Landscape, 1980’s,Oil on canvas 118 x 159.5 cm

«Духовный контакт между землей и небом, и между морем и полем» – так описывал Рейзман свои наблюдения за пейзажем, и воплощал эти наблюдения на своих картинах в столкновениях, в напряжении, в мощи красок. К абстракции Рейзмана пришел позже, как он сам говорил «в результате пристального наблюдения за объектами». Наблюдений, которые должны были бы привести его (и привели) практически к совершенству, к передаче самой сути. Он обнажал реальность, проецируя на холст и бумагу свои знания и умения, чтобы достичь очищения сущности.
«Я не пишу пейзажи так, как рисуют их другие: горы, долины и деревья. Я делаю их расплывчатыми. Детали – это препятствия на пути к сосредоточенности и к чистоте, на пути к тому, чтобы изобразить пейзаж так, каким вижу его я, таким, каким он существует внутри меня».
При этом Рейзман не раз сетовал на то, как сложно написать «яркий и сильный свет». И он также известнее тем, что развил в своих работах мотивы «женщина-пейзаж», «женщина-земля», и недаром холмы и долины на его картинах округлы как женское тело. Помню, что слово «хамукаим» (חמוקיים – пышные, округлые формы) я выучила благодаря его пейзажам.
На выставке в галерее Хези Коэна представлены и «Траурные пейзажи» – серия редко выставляемых картин, написанных Ори Рейзманом после смерти его жены Мазаль, сделанных совершенно в другом стиле, так, как будто горе придало ему еще большую творческую свободу – в том, что он смог остановиться на мгновение. Ори Рейзман никогда не прекращал искать ту самую чистую суть между свободой и эмоциями, между упорством и энергией. И потому увидеть его картины спустя 30 лет после его смерти – это значит не просто отдать дани памяти художнику, а увидеть то, как делалась живопись.
«Сейчас мне приходит в голову мысль: почему художники придают огромное значение живописи, расплачиваются своей жизнью за картину, ведь картина – это просто краска и бумага или холст («Из речений Эльякаяма» из Дневника Ори Рейзмана, 1981 год).

Ori Reisman, Portrait of Ruth Shoshani, 1970's, Oil on canvas, 61.5 x 50.5 cm

Ori Reisman, Portrait of Ruth Shoshani, 1970’s, Oil on canvas, 61.5 x 50.5 cm

****

Рейзман родился в кибуце Тель-Йосеф, учился живописи в ателье Ицхака Френкеля. В 1943 году стал одним из основателей кибуца Бейт ха-Арава на севере Мертвого моря . В 1946 году он женился на Мазаль Хамди, йеменское происхождение которой стало одним из источников вдохновения для его работ – интерьеры синагог, портреты членов семьи и изображения переулков Иерусалима 1960-х годов возникла благодаря семье Мазаль Хамди. После того, как кибуц Бейт ха-Арава был эвакуирован во время войны за Независимость 1948 года, Рейзман и его коллеги основали кибуц Кабри в Западной Галилее

В начале 1950-х годов Рейзман, взяв отпуск в кибуце, провел два года в Париже, учился в Национальной школе изящных искусств Ecole National de Beaux Arts и посещал мастерскую художника Жана Суверби «Монументальное искусство». Именно в Париже у Рейзмана завязались дружеские отношения с такими израильскими художниками как Лея Никель, Элиягу Гат и Михаэль Гросс. По возвращении в Израиль, Рейзман обустроил студию в заброшенном здании в кибуце. Надо сказать, что совет кибуцу его занятий живописью не одобрял, и вплоть до середины 1970-х годов на занятия искусством Рейзману отводили два-три дня в неделю, хотя Рейзман, начав выставляться, многие картины посвящал Кабри – и пейзажи, и портреты. Вновь в Париже он оказался в 1970-е годы. В 1974 году примкнул к группе «Аклим» («Климат»).

Рейзман большую часть своей творческой жизни существовал где-то на краю израильского художественного мира и получил признание только к концу лет и после свой смерти в 1991 году. И нынешняя выставка – часть этого признания.

Выставка продлится до 6 июня 2021 года.
Адрес галереи Хези Коэна – Тель-Авив ул. Лилиенблюм, 33, тел. 03-6398788.
Часы работы: с понедельника по четверг с 11: 00 до 19:00; по пятницам – с 10:00 до 14:009, по субботам: с 11:00 до 14:00.
www.hezicohengallery.com

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments