Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Лиможская эмаль в коллекции Фрика. Синее на сером

Нью-Йорк времени пандемии и недавнего потопа представляет собой смесь увядающей роскоши витрин и вони мусора, утрамбованного в плотные глянцевые пакеты, баррикадами перекрывающие перекрёстки; продвинутых в будущее экологических парков у кромки тёмной воды Гудзона и жирнющей мыши в музейном дворике. Very cute - сказала мне американская леди, единственная, отреагировавшая на не сдавленный никакими условностями вопль. Very cute - это она так про мышь. Я же - в противовес мыши - расскажу про лиможскую эмаль Генри Клэя Фрика - потрясающую часть его столь же потрясающей коллекции.

Collapse )











































Day for Night – Allenby

Я решила оставить название выставки Эльдада Рафаэли в галерее StairCase Gallery гостиницы «Ассамбляж» на Алленби, 48 в Тель-Авиве на английском: прикрываясь флёром чужеземного языка грязь, раздражение и стремление разрушать становятся едва ни не романтическими, хотя да – знаю, что на Алленби реставрируют дома, в том числе и дом 48, об истории которого рассказано ниже… Этот флёр романтизирует и фланирующую, снующую по делу и без толпу, становящейся похожей на массовку из старых черно-белых фильмов. Собственно, с кино надо начать: Day for Night, Ночь днем, или День, выдаваемый за ночь – это термин, описывающий дневные киносъемки, имитирующие ночь, то есть процесс, когда дневные сцены на открытом воздухе снимаются для фикции ночных съемок при помощи специальных фильтров (зрителям потом кажется, что действие разворачивается в темноте).

Collapse )

«Капулетти и Монтекки» Винченцо Беллини в Израильской Опере – захватывающий дуэт женских голосов

Верхнее фото: Йоси Цвекер

«Но нет печальней повести на свете, Чем повесть о Ромео и Джульетте» – так написал Шекспир в конце 16 века. И началось…  Впрочем, и предшествовало немало: от античных аналогов и «Метаморфоз» Овидия до сюжетов в литературе итальянской и французской. А затем были переводы, балеты, оперы, романы и рассказы, фильмы и мультфильмы, мюзиклы (и даже 3d-live мюзикл) и рок-композиции, альбомы и песни. Все было, кроме балкона – балкон у Шекспира не упоминается, но веронцы считают иначе.
Слова «балкон» вообще нет в пьесе Шекспира. Более того, Шекспир вообще не знал, что такое балкон. Балконов не было не только в «Ромео и Джульетте», но и во всей шекспировской Англии. По данным Оксфордского словаря английского языка, слово balcone (писалось оно тогда именно так) впервые было использовано в английском языке в 1618 году, через два года после смерти Шекспира. Даже сама идея балкона современникам Шекспира была абсолютно чужда. Но, отслеживая эволюцию сцены на балконе в последние четыре столетия, видно, что даже в случае с Шекспиром аудиторию по большей части интересует не оригинальный текст, а адаптации и ревизии, привлекательные для современной эпохи. Именно этим руководствовался режиссер Ханан Снир, предлагающей зрителям новую постановку «Ромео и Джульетты» Винченцо Беллини в Израильской Опере в ближайшем августе, с 12 по 27 августа 2021 года.

Collapse )

Перестройка в Хайфе

«Перестройка в Хайфе: 30 лет алии из бывшего СССР». Новая выставка в Музее города Хайфы

Перестройка… Сколько смыслов у этого слова? Немало, и часть из них представлена на новой выставке в Музее города Хайфы, открывающейся в четверг, 22 июля. Перестройка в СССР, перестройка жизни, обычаев, облика и характера города. Выставка «Перестройка в Хайфе» приурочена к 30-летию алии из СССР.

Collapse )

Очарованный штетлом

Заглавная иллюстрация: יששכר בר ריבק. מתוך הסדרה שטעטל ביתי החרב הוא זיכרון  . Иссахар Бер-Рыбак. Из серии «Местечко. Мой разрушенный дом. Воспоминания». 1917


«Буря в чашке чая: Иссахар Бер-Рыбак в диалоге». Двойная выставка в MoBY – Музее современного искусства Бат-Яма и в Доме-музее Шолома Аша

Куда пропали картины Иссахара Бер-Рыбака – «еврейского художника великого таланта» – именно так называли Иссахар-Бер Рыбака в довоенной Европе – такой вопрос у любителей искусств и историков живописи 20 века в целом и «Культур-Лиги» в частности возникал давно и не раз. Ответ на сей раз дает MoBY – объединение бат-ямских музеев: Бат-Ямский музей современного искусства, Дом-музей Шолома Аша и Дом-Музей Иссахара Бер-Рыбака. И не просто дает ответ, а представляет творчество Иссахара Бер-Рыбака (Захара Рыбака), те его картины, которые удалось найти и отреставрировать, в диалоге с современными произведениями искусства, в парафразах, переосмыслениях, исследованиях и статьях.

Collapse )

Невет Ицхак | Re-Collection – новая выставка в музее Исраэля Уилфрида в Кибуце ха-Зореа

Верхнее фото – ©  Маша Хинич

Выставка, где мне уже довелось побывать. Потому советую с легким сердцем – в путь! Эта выставка – впервые за 70 лет существования музея (именно к этой годовщине и приурочено открытие выставки) – обращается к коллекции Уилфрида Исраэля как к источнику вдохновения для художественной работы, рассматривая ее не в историческом, не в личностном, не в музейном контексте, а как некое сырье для видео-работы. Уже интересно, тем более что без исторического, личностного и музейного контекста все-таки не обошлось. Когда упоминается имя Уилфрида Исраэля, то история такова, что говорить о ней можно бесконечно. Но сначала – о Невет Ицхак и о ее двух видео – 9 минут и 3 минуты. И в них – вся коллекция и рассказ о ее возникновении, переоценка ценностей, взгляд на собрание азиатской скульптуры Уилфрида Исраэля с точки зрения современного искусства. 12 минут на освоение тысячелетий искусства. Удивительно? Да, и то, что получилось – тоже удивительно.

Collapse )

Ори Рейзман – выставка в галерее Hezi Cohen в Тель-Авиве

Верхнее фото: Ori Reisman, Mountain-Woman (Hills in the Negev), 1960’s, Oil on canvas, 89 x 146 cm

Как то даже неловко признаваться, но вот: Ори Рейзман – мой любимый израильский художник. Неловко – потому что ровно то же самое я легко говорила и говорю еще о нескольких десятках израильских художниках, но вот Ори Рейзман…. Об Ори Рейзмане с другим настроением. Может потому, что его работы были одними из первых увиденных в Израиле – в кибуце Кабри, может потому что его краски – это точно мои цвета, может потому, что я так легко вхожу в его пейзажи и гуляю по ним не спеша или второпях, если времени мало и снова надо куда-то бежать в мире нашем, внешнем. Связь моей фантазии и его картин – насыщенных пейзажей, очерченных четкими линиями, портретов без лиц, рационально не объяснить. Иррационального объяснения тоже нет. Первая встреча с его работами была очень-очень давно: Ори Рейзман был еще жив, я случайно столкнулась с ним в кибуце Кабри, в мастерских «Семинара печати», еще не зная, не понимая, кто это… А потом, спустя годы, взгляд сразу выхватывал его картины на выставках и в музеях. И сейчас, с 6 мая начиная, взгляду и фантазии устроили праздник местного значения: тель-авивская галерея Хези Коэна организовала выставку работ Ори Рейзмана (1924–1991) в связи с 30-летием со дня его смерти, персональную выставку художника, чье наследие до сих пор устанавливает традиции живописи в Израиле. Для этой выставки собрали пейзажи и портреты разных периодов творчества Рейзмана из ряда коллекций. Цель выставки – ну, конечно же, показать/посмотреть на картины Рейзмана, а заодно понять, каков современный взгляд на знаковые произведения в истории израильского искусства.

Collapse )

Новые выставки в музее «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод. Ишай Хусидман. «Берлинская лазурь»

Заглавная иллюстрация: קרדיט צילום ישי חוסידמן -Struthof סטרטוף

Новых выставки – три. Две из них – «Владения ужаса» Леона Энгельсберга и видео-цикл «Я знаю тебя» Грегори Абу действуют с двадцатых чисел февраля, еще одна «Берлинская лазурь» Ишая Хусидмана, еврейского художника родом из Мексики, живущего ныне в Лос-Анджелесе – открылась в двадцатых числах марта.
Все три выставки – отнюдь не развлекательны, непросты для восприятия, глубоки. В них скрыто много слоёв – от чисто живописных до исторических, исследовательских, слоёв памяти. Это не развлекательные выставки, по которым быстро пробегаешь между поездкой откуда-то – куда-то. Это те выставки, ради которых приезжают именно в этот музей, приходят именно в эти залы и учатся. Учатся смотреть познавать, сопереживать и помнить. Помнить – если судить по этим выставкам и благодаря им – о планете, о Катастрофе, об исчезнувших людях и землях.

Ишай Хусидман. «Берлинская лазурь».
Зверство и пигмент
Ишай Хусидман, мексиканский художник еврейского происхождения, живущий в настоящее время в Лос-Анджелесе, исследует историю красок и живописи и представляет ее через призму современности. «Берлинская лазурь» – так называется его выставка в Эйн-Харод – серия картин, выполненных почти исключительно одним из первых искусственно созданных пигментов, использовавшихся европейскими художниками, – берлинской лазурью.

Ишай Хусидман – один из тех художников современности, чьи работы посвящены в основном вопросу того, как сейчас показать Катастрофу – показать новым зрителям новых поколений. Серия его картин «Берлинская лазурь» не оставляет равнодушным никого, вовлекая зрителей в поле напряжённости, возникающее где то на стыке сопротивления, образности, абстракции, памяти, иллюзии и боязнью забыть, опасением того,что память сотрётся.
Collapse )

Леон Энгельсберг. “Владения ужаса”

Выставка в музее “Мишкан ле-Оманут” в кибуце Эйн-Харод – Леон Энгельсберг. “Владения ужаса” (Куратор: Янив Шапира)

В течение пятидесяти лет своего творчества, от жизни в Варшаве до последних дней в Иерусалиме, Леон Энгельсберг писал картины, связанные с ужасами Катастрофы. Писал в сюрреалистической манере, погружаясь в царство памяти, кошмара и подсознания – в живопись, свободную от оков логики и реальности, игнорирующая общепринятые правила композиции и перспективы.

Collapse )

Звонкая Беверли

Месяца два назад я решила начать складывать/сказывать песни о людях Долины – долины Эмек ха-Ярден, но успела исполнить только песнь первую. И вот песнь вторая - про Беверли. Такое звонкое имя обещает звонкую историю, и так оно и будет. Знаете, как звенят струи молока, когда доют корову и молоко бьется о стенки ведра? Забыли, не знаете и не представляете, и уж точно не связываете это со звонкостью такого киношного имени, как Беверли? А зря… Беверли-молочница из кибуца Афиким в долине названа звонко и заметно, как и город знаменитостей в Калифорнии. Хотя в долину она приехала не из Северной Америки, а наоборот - из Южной Африки. Беверли варит сыры, кудесничает в подземной сыроварне, куда спускаешься как в сокровищницу вкусов и запахов, приманенная сычугом и ферментами, даром что по старой лестнице среди стен, крашенных голубой масляной краской. Наследие кибуца – здание построено еще в 1959 году… Беверли хозяйничает здесь всего год.

Collapse )